Детская художественная студия имени Елисеевых

Среда, 20.09.2017, 10:26
Приветствую Вас Гость

Регистрация
Вход

Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи » Разное

Елисеевы — купцы, дворяне, меценаты

Елисеевы — купцы, дворяне, меценаты


 По следам их благотворительности в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга


А на Тверской в дворце роскошном Елисеев привлек толпы несметные народа блестящей выставкой колбас, печений, лакомств... Ряды окороков копченых и вареных, индейки, фаршированные гуси, колбасы с чесноком, с фисташками и перцем. Сыры всех возрастов - и честер, и швейцарский, и жидкий бри, и пармезан гранитный...

В.А.Гиляровский «Москва и москвичи»


Мне повезло учиться в экономической гимназии. На уроках экономики я сталкиваюсь с такими понятиями, как купцы, предприниматели, меценаты. Я уже решила для себя, что моя будущая профессия будет связана с торговлей, частным предпринимательством. Это очень близко перекликается с темой, выбранной мною для исследовательской работы. Ведь династия Елисеевых может послужить для всех ярким примером успешной карьеры. Простой «ярославский мужик» смог добиться мировой славы!


Но в особенности потрясла меня обширность их благотворительной деятельности. Для получения более точных данных я заглянула в балансовые отчеты торгового дома «Братья Елисеевы». Оказалось, что они тратили на нужды призреваемых ими домов и церквей более 25% своих годовых доходов. В процессе своей работы я обращалась к дореволюционному периоду нашего города, чтобы, анализируя найденные материалы, ответить на многие интересующие меня вопросы, среди них:


откуда происходила семья Елисеевых, в чем была причина успеха «ярославского мужика»?


как дальше развивалась история елисеевского рода?


какие причины были для жертвования столь больших сумм на благотворительность?


Изучая многие здания, которые были построены на средства этой династии, я особенно заинтересовалась, какие здания в моем Красногвардейском районе остались с тех времен. И обнаружила такие постройки — церковь Казанской Божией Матери и Дом призрения вдов и сирот духовного звания. Целью моего исследования стало также проследить судьбу этих зданий. Одно из них было разрушено (церковь), а другое сегодня занимает Гидрометеорологический институт.


За царя, за родину, за веру


Звучит как сказка о фантастической стране. Но это было у нас, в России, Елисеевы принадлежали к исконно русскому сословию. В своем деле они развили лучшие традиции отечественного предпринимательства.


Наиболее древний документ, находящийся на хранении в Государственном архиве Ярославской области и содержащий сведения о представителях семьи Елисеевых, — ревизская сказка вотчины Спасопесоцкого монастыря деревни Новоселка Луцкого стана Ростово-Переславской провинции Московской губернии за 1745 год. В ревизских сказках были записаны люди, платившие так называемый подушный оклад. В 1745 году в подушном окладе состояло только мужское население государства. Следовательно, в ревизской сказке 1745 года перечислены только мужчины. Так, среди монастырских крестьян деревни Новоселка значится: Иван Герасимович — 72 года, два его сына: Тимофей 45 лет и Семен 28 лет, и внук от старшего сына 8 лет.


Следующие ревизии (переписи) податного населения России проводились в 1763 и 1782 годах. К сожалению, документы подобного рода по деревне Новоселка на реке Мозге не сохранились. Но вот ревизская сказка 1795 года содержит уже более обширную информацию о семье Елисеевых. Здесь повторяются сыновья и внуки Ивана Герасимовича. Указаны их жены, дети и даже внуки, среди которых и 19-летний Петр Елисеевич. Именно его судьба сложится совершенно иначе, нежели у братьев и других родственников.


Следующая ревизская сказка составлялась в 1811 году, когда деревня Новоселка относилась уже к Родионовской экономической волости Ярославского уезда. В этой сказке опять записаны только мужчины и подробно указаны дети Петра Елисеевича, впоследствии сыгравшие очень важную роль в успехе семейного дела: Сергей (10 лет), Григорий (7 лет), родившийся 25 сентября 1804 года, и Степан (5 лет), родившийся 28 октября 1806 года.


Деревня Новоселка состояла в приходе церкви Воскресения Христова села Яковцево. Сохранились (к сожалению, не полностью) исповедные росписи и метрические книги этой церкви. В росписях перечислены прихожане, бывшие и отсутствующие у исповеди. Среди них есть и семья Елисеевых: глава семьи — Елисей Семенович, его жена — Пелагея Яковлевна, трое их сыновей — Игнатий, Петр и Василий с женами и детьми. В конце 1811 года все Елисеевы, кроме Игнатия, Петра и Василия, были у исповеди. Против имени братьев Елисеевых в исповедной росписи отмечено: «Не были за отлучкой».


В последующих исповедных росписях имя Петра Елисеева то присутствует, то отсутствует. Поэтому можно предположить, что уже в начале XIX века Петр Елисеев занимался отхожим промыслом. Постоянное же место жительства его было еще в деревне Новоселка. Но после пяти смертей (в том числе и отца с матерью) от эпидемии чахотки он обосновался в Петербурге и перевез туда свою семью. Последний раз упоминается Петр Елисеев с семьей среди казенных крестьян по седьмой ревизии 1816 года. В исповедных росписях за 1825 год семья Петра не указана в отличие от семей братьев Игнатия и Василия.


История Елисеевского дома началась с одного застолья у графа Шереметева — так повествует семейная легенда. На этом застолье зимой 1812 года гости дивились свежей, крупной землянике и так нахваливали ее, и так расспрашивали хозяина, что он приказал позвать садовника, мастера выращивать в морозы такую ягоду. Им оказался Петр, сын Елисеев. Граф решил отблагодарить его, спросил, чего бы тот пожелал. Разумеется, Петр Елисеев попросил себе вольную... Возможно, Петр Елисеев и служил у графа Шереметева, но графским крепостным он не был. Предание о том, что он вышел из крепостных, возникло, вероятно, потому, что деревня Новоселка находилась по соседству с владениями графа: село Вощатниково с деревнями и близлежащими селами даже носило название «графщина». Может быть, в глазах сочинителя такого мифа соединение имени графов Шереметевых с фамилией Елисеевых поднимало престиж этих купцов, еще только начинавших свою деятельность в столице?


Что касается фамилии Елисеевых, то, видимо, она возникла от имени Елисея Семеновича. Крестьяне, если и имели фамилию, записывались в документах только по имени и отчеству. В данном случае Петр, Елисеев сын, при переходе из крестьян в купеческое сословие стал Петром Елисеевичем Елисеевым.


Многочисленные отпрыски рода Елисеевых рассеяны по всему белому свету. Ныне их можно встретить во Франции, в Швейцарии и в США. Среди них и юристы, и хирурги, и даже японисты — нет только купцов. Никто из них не претендует на восстановление былого величия торговой фирмы, не желает быть преемником всемирно известной фамилии.


В Петербурге по сей день проживает правнучка Федосии Дмитриевны Елисеевой, которая была замужем за внуком одного из основателей торгового дома Елисеевых, Степана Петровича. От прабабушки у Светланы Иосифовны Белоусовой сохранилось лишь несколько старинных вещей, семейных реликвий, напоминающих ей о предках: серебряная шкатулка для драгоценностей, бабушкин, от Фаберже, крестик и фарфоровый молочник с выпуклыми розами на боку и отколотой ручкой, на которой почти 100 лет назад была изящной вязью сделана гравировка «А Елисеевъ».


Однако вернемся в прошлое...


Перенесемся в Петербург, куда и перебралось все семейство Петра Елисеева. В то время у него уже было три сына: Сергей, Григорий и Степан. В Ярославской губернии остались его мать Пелагея Яковлевна, отец Елисей Семенович и двое братьев: Игнатий и Василий, о судьбе которых, к сожалению, узнать ничего не удалось.


Уже через год после переезда, в 1813 году, П.Е.Елисеев на Невском проспекте, 18 (в доме К.Б.Котомина), у Полицейского моста открыл собственную торговую лавку, в которой продавали вина и фрукты. Торговля шла бойко, за Елисеевым закрепилась репутация честного и справедливого купца. В 1819 году Елисеев заявил в Купеческую управу капитал для осуществления оптовой торговли и зачислился в купеческое сословие со всем родом.


24 января 1819 года по указу городской Думы он был записан в здешнее купечество, сначала в третью гильдию.


В соответствии с «Грамотой на права и выгоды городам Российской империи», изданной в 1785 году Екатериной II, в третью гильдию записывались купцы, которые могли «предъявить» капитал от 5 до 10 тысяч рублей, во вторую — от 5 до 10 тысяч рублей, в первую — от 10 до 15 тысяч рублей.


В 1821 году, накопив определенный капитал, П.Е.Елисеев снял помещение при Петербургской таможне и организовал закупки товаров. Ассортимент его товаров расширился: кроме вин он торговал кофе, чаем, ост-индским сахаром и ромом, рисом, прованским маслом, разнообразными сырами, пряностями, сардинами, анчоусами, трюфелями и др. В 1824 году Елисеевы открыли торговлю еще в одном месте, которое в последующем стало их фамильным «гнездом» — на Биржевой линии Васильевского острова (в доме Политковского). Известно, что Елисеевым на протяжении долгого времени принадлежали четыре дома и большой участок земли по Биржевому переулку. Здесь же были построены собственные амбары и хранилища для вин. Среди всего многообразия товаров Елисеевы главную ставку в конце концов решили сделать на разлив и продажу вина: во всех концах необъятной России узнали первоклассный «елисеевский херес». С середины 1850-х годов братья Елисеевы арендуют подвалы в винодельческих районах Франции, Испании и Португалии, строят свои собственные помещения, закупают весь урожай винограда и перерабатывают его. В Голландии были приобретены парусники, один из них — «Конкордия» — относился к числу лучших судов своего времени, не случайно англичане специально охотились за ним во время Крымской войны и захватили его. Елисеевым также принадлежал морской пароход «Александр II». В эпоху Александровских реформ в России братья Елисеевы становятся одними из главных поставщиков отечественных и зарубежных вин в стране. «Вины иностранные, выдержанные в их подвалах, считаются редкостью и в огромном количестве выписываются не только европейскими странами, но и Америкой», — писал поверенный Елисеевых в одном из документов тех лет.


Предметом особой гордости торгового дома «Братья Елисеевы» были фирменные напитки — херес и мадера. Достопримечательностью Петербурга был елисеевский подвал на Васильевском острове общей протяженностью более километра. Огромное впечатление на посетителей производили «целые ряды больших бочек, емкость которых доходила до 700 ведер».


Аналогов таких «подземных предприятий» в Российской империи не было. И не случайно вино, «воспитанное» Елисеевым на Васильевском острове Петербурга, пользовалось спросом не только в России, но и в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, даже в Бордо. Вина Елисеевых получали награды на многих международных выставках. В 1874 году торговому дому «Братья Елисеевы» было присвоено почетное звание «Поставщик двора его императорского величества». А в 1900 году на Всемирной выставке в Париже уже внук основателя династии П.Е. Елисеева и сын Г.П. Елисеева Григорий Григорьевич Елисеев был удостоен высшей награды Франции — ордена Почетного легиона за коллекцию вин «Путешествие в Россию».


Возвращаясь снова к основоположнику династии Петру Елисеевичу, стоит заметить, что даже малограмотность не смогла стать ему помехой. Петр Елисеев проводил торговые операции ловко и оставил трем своим сыновьям вполне солидное предприятие. Умер Петр Елисеевич 10 апреля 1825 года в Петербурге, когда ему было 50 лет. Его похоронили на Георгиевском кладбище, на Большой Охте. С тех пор именно здесь хоронили всех членов семьи.


Дело его продолжало развиваться сначала под управлением энергичной вдовы Марии Гавриловны Елисеевой. В 1832 году она предъявила в Купеческую управу капитал, достаточный для вступления в первую гильдию. Мария Гавриловна умерла в 1841 году, место ее захоронения неизвестно.


После смерти родителей дело унаследовали три их сына: Сергей, Григорий и Степан. Они и создали в середине XIX столетия торговый дом «Братья Елисеевы», который современники окрестили «елисеевской империей». Три брата были выдающимися организаторами. Они упрочили связи, в том числе через Санкт-Петербургскую биржу, с крупнейшими отечественными и зарубежными фирмами. Сами братья Елисеевы секрет своего успеха видели прежде всего в умелом, своевременном переходе от «комиссий» — мелкого торгового посредничества — к самостоятельной оптовой и розничной торговле. Постоянный учет конъюнктуры рынка также был одной из сильных сторон елисеевской коммерции.


Так в чем же была причина успеха ярославского мужика, который в течение одного десятилетия сумел занять прочное место в столичной торговле? Безусловно, в личных качествах, но немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что он начал свое дело в исключительно благоприятное для развития торговли время: после окончания войны с Наполеоном вся Россия и Петербург в первую очередь переживали подъем во всех областях жизни. Кроме того, ярославские уроженцы издавна пользовались славой людей предприимчивых и изобретательных. Это про них говорили в народе: «Дурны да фигурны — в потемках хороши».


Братья Елисеевы были крупнейшими биржевиками России. Еще в 1860-е годы один из братьев — Григорий Петрович Елисеев — вместе с председателем Петербургского биржевого комитета Е.Е.Брандтом организовал в столице Петербургский частный коммерческий банк, который предназначался для кредитования биржевых операций и стал первым акционерным российским банком.


Со временем клан Елисеевых расширился. В нем существовало определенное семейное разделение труда: «Григорьевичи» продолжали заниматься коммерцией и предпринимательством, а «Степановичи» — страховым и банковским делом. Вскоре А.Г.Елисеев оставил фирму, посвятив себя благотворительности и финансовой деятельности в Государственном банке.


Как биржевики Елисеевы были опорой российской государственности. Так, за период с 1886 по 1896 год они только с покупаемых за границей товаров уплатили в государственную казну в виде пошлин 11 миллионов рублей.


В 50-е годы дела Елисеевых достигли до колоссальных размеров. Среди русских импортеров по количеству заказов фирма не имела себе равных. Лучшие торговые дома Европы стремились завязать отношения с Елисеевым, благодаря чему фирма получала товар наивысшего качества. Елисеевский — это была марка, символ высокого класса, запечатленный навеки А.Н.Толстым в романе «Хождение по мукам»: «...чай и колбаса у нас первосортные, от Елисеевых».


О размерах оборотов торгового товарищества «Братья Елисеевы» с 1898 по 1913 год можно судить по следующим цифрам:


уплачено повинностей — 404469


за укупорочные материалы — 2363068


на вознаграждение служащим — 3413833


на таможенные пошлины — 11838206.


Общий оборот — 369104800 рублей, колоссальная сумма по тем временам, сравнимая только с годовым бюджетом России.


К своему столетнему юбилею торговое товарищество стало одной из самых крупных торговых компаний в мире и, возможно, самой крупной в России. Праздник состоялся 22 октября 1913 года в Петербурге. Щедрость Елисеевых не знала границ! Торжество проводилось на широкую ногу, с молебствием, возложением серебряных венков на могилы основателей торгового дела. Вечером состоялся юбилейный съезд, на котором присутствовали более трех тысяч человек. Был выпущен альбом с портретами всех членов семьи и почти полутора сотен служащих фирмы.


«Империя» процветала! О роскоши, которой окружила себя семья Елисеевых, судачили во всех гостиных, да и журналы не упускали случая подогреть воображение досужих сплетников. На страницах «Петербургского листка», например, сообщалось, что после бала на Мойке 59 гостям раздавались подарки: дамам — золотые, украшенные сапфирами и рубинами браслеты, а мужчинам — брелки. Но Елисеевы всегда славились своей щедростью на поприще благотворительности.


Так, на этом празднестве Г.Г. Елисеевым была произнесена речь, которая характеризует эту династию: «Я прежде всего с особенной радостью должен обратить внимание на то, что отличительной чертой представителей этого рода была беззаветная преданность православной вере, русскому царю и своей родине».


Своей благотворительностью они полностью подтвердили преданность русскому народу.


Благотворительность в российской истории


Благотворительность — любая форма социальной помощи — призрения, независимо от источника существования. Ее корни — в славянском гостеприимстве, в существовавших издревле помочах — оказании помощи односельчанам, погорельцам, вдовам, сиротам.


С принятием христианства в 988 году Русь восприняла благотворительность как проявление сострадания ближнему, нравственную обязанность имущего спешить на помощь неимущему. По всей Руси храмы и монастыри без особого разбора принимали под свое покровительство нищих и убогих под именем церковных и богадельных людей. В монастырях строились больницы и богадельни, призревались инвалиды, престарелые, беспризорные дети и так называемые душевно больные люди.


В XIX веке значительно расширилась сеть общественных и частных благотворительных учреждений и организаций. Развивалась система попечительства за счет членских взносов и пожертвований. Почти в каждом городе филантропические общества и учреждения действовали под непосредственным покровительством царствующего дома, так как создание благотворительного общества разрешалось лишь высочайшей властью. И в этом своеобразие российского благотворения до 60-х годов XIX века.


Всесторонний подъем России во всех сферах жизнедеятельности человека, особенно после отмены крепостного права и двадцатилетнего реформирования страны, либерализация всех сторон общественного и государственного бытия, развитие промышленного производства и коммерции способствовали увеличению пожертвований от купцов и промышленников в общественное призрение.


К началу XX века в России сформировалось несколько купеческих семей, для которых благотворительность и меценатство стали смыслом жизни. Пример такой семьи — Елисеевы.


У российских благотворителей, в том числе Елисеевых, были разные мотивы: выполнение христианского долга за воздаяние; отмаливание грехов — искупительная жертва; осознание общественного долга как жажда деятельности ради общественного блага; глубокий психологический кризис на почве потери близкого человека (постройка Елизаветинской богадельни Григорием Петровичем Елисеевым после смерти дочери); стремление найти компромисс между своим социальным происхождением, прежним социальным статусом (дети крепостного крестьянина знали нужду не понаслышке, а лично; дух традиционализма; духовный подъем России, культурное общенародное развитие, просвещение; духовное движение социальных образований и слоев, которое приобрело характер подвижничества).


Елисеевы осознали необходимость поддержки человека в его становлении, они были попечителями над школами, училищами, способствуя процветанию российского образования и тем самым России в целом. Так, под их попечительством находился Дом призрения и ремесленного образования бедных детей. Степан Петрович Елисеев пожертвовал одну из самых значительных сумм на содержание этого училища — 8000 рублей. Семья Елисеевых принимала участие не только в крупных благотворительных проектах, но и имела собственную школу для бедных девочек. Кроме начальных и средних учебных заведений в помощи нуждались и первые высшие учебные заведения Петербурга. Елисеевым удалось принять активное участие в этом проекте. Г.Г.Елисеев, почетный попечитель Санкт-Петербургского института, кроме ежегодных субсидий в 1000 рублей вносил плату за одного из беднейших воспитанников по представлению директора (250 рублей в год).


Помощь школам, училищам, институтам — это прежде всего проявление заботы о будущем города и России. Но мысли людей в первую очередь связаны с насущными проблемами, среди которых хвори и болезни едва ли не первые. Елисеевы глубоко это осознавали, поэтому больничная помощь заняла одно из важнейших мест в благотворительности семьи. С именами Елисеевых связаны некоторые петербургские больницы, например одной из них — больнице Покровской общины сестер милосердия — А.Г.Елисеев жертвовал по 500 рублей в год. Кстати, именно это стало решающим фактором в присуждении ему ордена Святого Владимира.


В число призреваемых Елисеевыми заведений попали два здания на Большой Охте, что в Красногвардейском районе. Это церковь Казанской Божией Матери и Дом призрения вдов и сирот духовного звания. Церковь, к сожалению, была утрачена, а Дом призрения находится и сейчас на пр.Металлистов, 3, где размещается ныне Гидрометеорологический институт. Однако давайте остановимся поподробнее на каждом из них.


Церковь Казанской Божией Матери


Возведению этой церкви предшествовало печальное событие в семье Елисеевых: 1 мая 1879 года в Петербурге скончался один из братьев Елисеевых — Степан Петрович. Умирая, он завещал своему сыну Петру выстроить храм на Большеохтинском кладбище, где издавна хоронили семейство Елисеевых. После всех формальностей, относящихся к разрешению постройки и утверждению плана, 17 мая 1881 года было освящено место для предназначенного храма на земле, принадлежащей Большеохтинскому кладбищу, с южной стороны.


Строительство началось 16 августа 1881 года. При служении отца П.С.Разумовского была совершена закладка нового храма, в это время в краеугольном камне была положена доска со следующей надписью: «Храм сей заложен 16 августа 1881 года во имя Казанской Божией Матери, в благополучное царствование Александра III, с благословения митрополита Исидора, на средства потомственных почетных граждан Елисеевых: Петра Степановича, Григория Петровича и Александра Григорьевича, строителей церкви, архитектором Миллером, под непосредственным надзором его помощника Колчина и при богатых средствах строителей».


Работа двигалась быстро: к зиме была окончена кладка гранитного фундамента, а в течение лета 1882 года, благодаря прекрасной, сухой и даже жаркой погоде, все здание храма было возведено вчерне и покрыто железом.


Храм был построен в русско-византийском стиле, с пятью круглыми куполами. Он напоминал церковь при богадельне Тименкова-Фролова. Архитекторами для этого храма были выбраны К.К.Вергейм и Ф.Л.Миллер. Последний известен тем, что занимался также постройкой складов торгового дома «Братья Елисеевы», которые находились на Биржевом переулке, 4. Храм строился из кирпича двух цветов, над этим трудились охтинские мастера Леонтьева и Кондаратьева. Вместо колокольни была построена звонница наподобие Софийского собора в Новгороде. Возвышаясь над главным западным входом, тоже с четырьмя круглыми куполами, она производила особое впечатление на зрителя благодаря своей оригинальности, не затеняя вместе с тем вида самого храма. При устройстве церкви были приняты во внимание все новейшие на тот момент усовершенствования в архитектурном искусстве как относительно отопления и вентиляции, так и самой кладки. Вокруг всего здания были положены на двухметровой глубине дренажные трубы с четырьмя колодцами и отводом в речку Чернавку. По планам, в подвале храма были установлены склепы для семейства строителей, над ними обширная часовня.


Главный престол был освящен 5 ноября 1885 года митрополитом Исидором во имя Казанской иконы Божией Матери. И это не случайно: Степан Петрович каждый день перед началом работы заходил на молитву в Казанский собор на Невском проспекте, икона Казанской Божией Матери считаясь покровительницей семьи Елисеевых. Кроме основного, в храме имелись еще четыре придела: во имя Преподобного Стефания Савваита; во имя Святителя Григория, просветителя Армении; во имя Святой Мученицы Любови; во имя Праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы, известно, что этот придел был освящен 12 мая 1886 года. Боковые приделы, применительно к требованиям кладбищенского храма, были значительно отодвинуты от среднего алтаря к западу и были отделены каменными стенами, чтобы в случае многих заказов можно было совершать службу одновременно во всех алтарях.


По свидетельству современников, церковь отличалась великолепной акустикой и красивой отделкой. Живописные работы выполнили академики В.М.Розанов и П.С.Шильцов. Иконостас вырезали мастера, утварь и ризницу подарил жертвователь. Для помещения причта построен был двухэтажный дом с мезонином и службами. Причту по штату было положено четыре священника, два дьяка и четыре псаломщика. Жалованье они получали от исполнения церковных требований и процент от капитала в 53000 рублей, внесенного на вечное обращение, и пользовались готовым помещением.


В приходе церкви с 1882 года состояло благотворительное общество, находившееся в ведении Императорского человеколюбивого общества. Также в приходе церкви существовали часовни: по главному фасаду приходской церкви, на углу ограды, — Троицкая, построенная в 1844 году, Святого Иосифа — на Конторской улице и другие.


В 1909 году церковь пытались сделать приходской, но неизвестно, удалось ли это. При Елисеевской церкви было организовано православное кладбище, примыкавшее к Большеохтинскому.


Стоит также упомянуть, что церковь на Большой Охте славилась своим прекрасным хором, который содержался на особо выделяемые Елисеевым средства. Итак, на содержание храма в честь иконы Божией Матери, над усыпальницей Елисеевых, ежегодно выделялось 20000 рублей, на содержание хора певчих при этой церкви — ежегодно до 18000 рублей.


Изначально для церкви Елисеевы пожертвовали 25000 рублей.


Этот великолепный храм, одно из лучших украшений нашего города, был закрыт в 1920-е годы и взорван в 1926 году.


Дом призрения вдов и сирот духовного звания


Поблизости от Большеохтинского кладбища, на Георгиевской улице (ныне Шепетовской), существует каменный двухэтажный дом, памятник благотворительности Елисеевых, дошедший до нас. Дом этот был построен в 1825 году петербургским купцом Василием Харавиным по просьбе настоятеля Большеохтинской церкви протопея Иоанна Вишневского. В 1879 году по проекту В.А.Демяновского на средства П.С.Елисеева это здание было перестроено и отремонтировано. Здание находилось рядом с церковью Казанской Божией Матери, которую из-за ее размеров часто называли собором.


Дом был оборудован для неспособных к труду стариков и старушек, со школой для детей, с амбулаторией для бедных больных. Дом призрения занимал большой участок земли с несколькими зданиями. Он имел свой сад, огород, водопровод и электростанцию. В пользу призреваемых и на содержание дома после его открытия 1 мая 1904 года (после реконструкции) учредителем был внесен основной неприкосновенный капитал в 503000 рублей государственными бумагами.


Количество призреваемых в доме постоянно росло. Изначально их было, согласно уставу, 50 мужчин и 40 женщин. Затем число их увеличилось до 115, а после перестройки в 1904 году — до 150.


Попечитель в первую очередь обращал внимание на бесприютных вдов с маленькими детьми — их принимали без очереди. Многим вдовам и сиротам как местного причта, так и других выдавались денежные пособия. Призреваемые бесплатно пользовались полным содержанием: пищей, одеждой, обувью, бельем и, в случае надобности, лекарствами и врачебной помощью. Всех пособий, выдаваемых в год (на 1883), — 3300 рублей. Самый высший размер пособия — 41 рубль в месяц, а самый низший — 5 рублей. Некоторые получали отдельные комнаты.


Дом призрения управлялся попечителем, попечительницей и товарищем попечителя, которые утверждались в должностях Министерством внутренних дел. Попечителем был Степан Петрович Елисеев, попечительницей его жена — Варвара Сергеевна, а товарищем — его сын Петр Степанович Елисеев. Ближайшие же дела по управлению домом и заведование всем имуществом, а также надзор за призреваемыми возлагался на смотрителя, назначающегося попечителем.


После 1906 года роль здания, построенного на щедрые пожертвования Елисеевых, изменилась. Дом был закрыт и сдавался под разные заведения. Возможно, какое-то время здание пустовало, потому что там было очень холодно, печное отопление было очень плохое, помещение стало непригодно для жизни.


С 1923 года по 1969 год здание занимала школа, сначала ее называли «Первая единая трудовая школа», потом «Четвертая единая трудовая школа». Это переименование произошло потому, что в этот период времени район Большой Охты присоединили к Смольному району. Далее школа получила номер 137, позже 141. Среди народа она была больше известна как школа имени Нехорошевой. Появление этой школы было важным событием для многих, остановимся на этом подробнее.


Действительно, как уже говорилось раньше, в 1906 году в культурной жизни Охтинского района произошло знаменательное событие — было открыто первое среднее учебное заведение. Именно оно расположилось в здании уже бывшего тогда дома призрения вдов и сирот духовного звания, правда, произошло это не сразу, а после того, как школа завоевала себе известность.


Организатором ее стала жительница Охты Л.И.Нехорошева. Она окончила в 1903 году историко-филологическое отделение Высших женских курсов и после трехлетней работы в Череповецкой женской гимназии преподавателем русского языка вернулась в Петербург, решила открыть на Охте частную женскую гимназию. Была и начальницей до 1918 года, потом заведующей советской школы до 1923 года и завучем до 1929 года. Все это время преподавала русский язык и литературу.


Когда началась война, Л.И.Нехорошевой исполнилось уже 60 лет. Пережив самые страшные блокадные месяцы зимы 1941-1942 гг., Лидия Ивановна скончалась в мае 1942 года.


Как возникла гимназия?


Необходимо было собрать денежные средства, заручиться поддержкой заинтересованных жителей Охты и получить разрешение на открытие гимназии, а затем найти подходящее помещение.


Осенью 1905 года было послано прошение на имя министра народного образования, на которое весной 1906 года был получен ответ: «Министром народного просвещения на основании Высочайшего повеления от 14 января сего года разрешено Вам открыть на Ваши средства частное женское учебное заведение в городе Санкт-Петербурге, в пригороде Охта, с предоставлением учащимся в ней прав, коими пользуются воспитанницы женских гимназий...».


Необходимые средства были собраны: взята ссуда в банке, некоторую сумму прислал из своих сбережений дедушка Лидии Ивановны, поступали пожертвования от состоятельных жителей Охты, чьи дочери могли получить образование в будущей гимназии. Это было гораздо удобнее для них, ведь ближайшее учебное заведение находилось на противоположном берегу Невы, через которую еще надо было перебраться (мост Петра Великого пока не существовал). Было арендовано помещение на Гусева, дом 19, закуплено необходимое оборудование, приглашены учителя, набраны ученицы.


Наконец, 2 сентября 1906 года частная женская гимназия была открыта.


В свой первый учебный год гимназия имела всего три класса: подготовительный, первый и второй. Для поступления в подготовительный класс нужно было уметь читать, писать и считать, то есть иметь первоначальные навыки.


О первом составе учениц сведений нет. Известно только, что было их 37, причем Л.И.Нехорошева выделила 3 бесплатных места, чтобы наиболее способные из несостоятельных семей тоже могли учиться в гимназии. Среди учениц первого года были две девочки, принятые на бесплатную вакансию, которые в 1913 году окончили гимназию с золотыми медалями.


В первом и втором классах гимназии преподавались: русский язык, география, немецкий и французский языки, математика, естествознание, чистописание, лепка, рисование, рукоделие, гимнастика, пение, танцы и, конечно, Закон Божий.


С каждым учебным годом прибавлялся один класс, но вскоре авторитет гимназии так возрос, что пришлось открывать параллельные классы. В декабре 1906 года Л.И.Нехорошева подала в Санкт-Петербургский Учебный округ следующее прошение:


«Его сиятельству господину Попечителю Санкт-Петербургского Учебного округа окончившей Санкт-Петербургские Высшие женские курсы Л.И.Нехорошевой


ПРОШЕНИЕ


Ввиду отсутствия в районе Охты какого-либо мужского среднего учебного заведения ведомства Министерства народного просвещения и безусловной потребности населения в среднем образовании имею честь ходатайствовать перед Вашим свидетельством о разрешении мне открыть в этом районе реальное мужское училище с предоставлением окончившим это учебное заведение прав, коими пользуются окончившие курс реальных училищ и гимназий названного ведомства, и о соединении открываемого учебного заведения с существующей уже у меня женской гимназией для совместного обучения мальчиков и девочек.


Л.И.Нехорошева


19 декабря 1906 года».


Ответ оказался отрицательным, планы Лидии Ивановны о совместном обучении мальчиков и девочек не осуществились, а среднее мужское заведение на Охте было открыто только в 1910 году.


В 1908 году в первом школьном здании стало тесно, и было арендовано помещение на Большеохтинском проспекте, дом 6, где школа находилась до 1923 года.


В 1910 году начались трудности с кадрами, так как требовались учителя более высокой квалификации, а они, работая в частной гимназии, не имели в дальнейшем тех прав, которыми пользовались преподаватели государственных учреждений (на пенсию, выслугу лет и т.п.). Л.И.Нехорошева обратилась в Учебный округ с прошением о п

Категория: Разное | Добавил: VIK (04.11.2009)
Просмотров: 3275 | Рейтинг: 3.2/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Разное [25]
Невский проспект, дом 15 [11]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0